Среда, 19.09.2018
Строительство систем газификации
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2018 » Июнь » 26 » Танковое неистовство в Венгрии. Первая часть
20:05
Танковое неистовство в Венгрии. Первая часть

Первая часть

 

Даже в мрачные дни марта 1945 года, когда Третий рейх был на грани краха, его войска умудрялись проявлять чувство юмора, которое помогает фронтовикам превозмогать трудности и ужасы войны. Когда мощные танки «Тигр II» шли вперед по восточной Венгрии в ходе последнего немецкого наступления Второй мировой войны, танкисты шутили о тех трудностях, с которыми они столкнулись еще до соприкосновения с противником. Некоторые 68-тонные «Королевские тигры» по башню вязли в грязи, появившейся в результате ранней весенней оттепели. Не обращая внимания на серьезность ситуации, командиры шутили, что они ведут в бой танки, а не подводные лодки.

<


Казалось, что советские войска, сосредоточившиеся в начале 1945 года на реке Одер, не очень беспокоят Адольфа Гитлера. Немецкий руководитель зациклился на идее защитить венгерские нефтяные месторождения от танковых и пехотных частей Красной армии, которые в конце декабря 1944 года окружили Будапешт. Гитлер направил против угрожавших Будапешту сил свой 4-й танковый корпус СС, проведя в январе 1945 года три наступления подряд, которые получили название операция «Конрад». Однако упорные советские войска отразили одно наступление за другим. 13 февраля Будапешт пал, и туда вошли войска 2-го Украинского фронта под командованием маршала Родиона Малиновского.


Венгерские нефтяные месторождения в районе города Надьканижа являлись последним крупным поставщиком нефти для Германии. К началу 1945 года нефтяные месторождения Австрии и Венгрии обеспечивали потребности германской армии в топливе на 80%. Несмотря на январские неудачи, Гитлер замыслил новое наступление, назвав его операция «Весеннее пробуждение». Она имела как военные, так и экономические цели. Гитлер хотел остановить советское наступление в Венгрии. Он намеревался провести более крупное наступление, чтобы свести на нет все успехи 3-го Украинского фронта маршала Федора Толбухина. Если все пойдет по плану, размышлял фюрер, немцы нанесут серьезные потери войскам Толбухина в предстоящей кампании. Гитлер надеялся, что его танковые войска сумеют создать плацдармы на противоположном берегу Дуная, а может быть, даже взять Будапешт. Таким образом, Германия сохранит необходимые для ее военной машины нефтяные ресурсы.


Официально операция «Весеннее пробуждение» началась 6 марта 1945 года, однако готовить ее начали еще в январе. Верховное командование немецких сухопутных войск 16 января отдало приказ оберстгруппенфюреру СС Зеппу Дитриху (Sepp Dietrich) вернуть свою 6-ю танковую армию из Арденн в Германию на отдых и подготовку к новой операции. 2 апреля 1945 года 6-я танковая армия была переведена в состав СС.


В состав этой армии входил 1-й танковый корпус СС генерал-лейтенанта Германа Присса (Hermann Preiss) и 2-й танковый корпус генерал-лейтенанта Вилли Биттриха (Willi Bittrich). Корпус Присса состоял из 1-й и 12-й танковых дивизий СС, а в состав корпуса Биттриха входили 2-я и 9-я танковые дивизии СС. Чтобы восстановить эти потрепанные в боях соединения, командиры пополнили их ряды необстрелянными новобранцами, и также техниками из ВВС и ВМС. К сожалению, им не хватало ни времени, ни топлива, и поэтому пополнение не прошло достаточную боевую подготовку. Тем не менее, четыре танковые дивизии получили почти все необходимое вооружение и технику, включая танки, штурмовые орудия и противотанковые установки. В итоге немцам удалось собрать для проведения наступления 240 тысячи человек личного состава, 500 танков, 173 самоходных орудия и 900 боевых самолетов.


Гитлер со своими советниками планировал нанести главный удар в ходе операции «Весеннее пробуждение» силами группы армий «Юг» под командованием генерала Отто Велера (Otto Wohler). У Велера было достаточно ударной мощи. В его группировку планировалось ввести 6-ю армию генерала Германа Балька (Hermann Balck), 6-ю танковую армию Дитриха и 8-й венгерский корпус. В целом Велер мог выставить против 3-го Украинского фронта 10 танковых и пять пехотных дивизий.


Группа армий «Юг» должна была выдвинуться в сторону советских войск на участке между озерами Балатон и Веленце и наступать в восточном направлении. Остальные немецкие армии должны были нанести удар восточнее по левому флангу Толбухина. Наступление Велера должна была поддержать ударом из Югославии на второстепенном направлении группа армий «Е» под командованием генерал-полковника Александра Лера (Alexander Loehr), а также 2-я танковая армия генерала Максимилиана де Ангелиса (Maximilian de Angelis).

<
К началу операции «Весеннее пробуждение» в Венгрии было сосредоточено почти 40% тяжелой боевой техники немецких сухопутных войск с Восточного фронта. Соблюдая строжайшие меры безопасности, туда перемещались дополнительные части и соединения. Генеральный инспектор танковых войск генерал-полковник Гейнц Гудериан (Heinz Guderian) не одобрял решение Гитлера о направлении в Венгрию 6-й танковой армии. Он считал, что этой армии можно найти лучшее применение, задействовав ее за Одером, чтобы замедлить продвижение Красной армии на Берлин. Гитлер не прислушался к Гудериану, и подготовка к наступлению в Венгрии продолжилась в соответствии с планом.


23 февраля Гитлер утвердил окончательный план операции «Весеннее пробуждение». На конечном этапе подготовки он усилил 6-ю танковую армию Дитриха 1-м кавалерийским корпусом в составе 3-й и 4-й кавалерийских дивизий, а также 23-й танковой дивизией генерал-лейтенанта Йозефа фон Радовица (Joseph von Radowitz). Войска Радовица должны были составить боеготовый резерв, который планировалось ввести в бой в решающий момент.


Дитрих поставил 1-й танковый корпус СС в центре. Его участок наступления проходил от озера Балатон до точки западнее Шерегейеша. 2-й танковый корпус СС Биттриха занял позиции на левом фланге, а 1-й кавалерийский корпус на правом. Фланги должны были прикрывать 44-я гренадерская дивизия и 25-я венгерская пехотная дивизия. Ближайшей задачей Дитриха было навести переправу через канал Шио и захватить город Дунафельдвар.


3-й танковый корпус генерала Германа Брайта (Hermann Breith) из состава 6-й армии Балька должен был начать наступление севернее 6-й танковой армии от Шерегейша в направлении озера Веленце. Ему была поставлена задача захватить район между Веленце и рекой Дунай. Два батальона тяжелых танков «Королевские тигры» должны были оказывать дополнительную огневую поддержку 3-му танковому корпусу и 6-й танковой армии. Во втором эшелоне поставили 6-ю танковую дивизию генерал-лейтенанта Рудольфа Фрайера фон Вальденфельса (Rudolf Freiherr von Waldenfels).


Левый фланг 3-го танкового корпуса прикрывали 3-я и 5-я танковые дивизии СС из состава 4-го танкового корпуса СС под командованием обергруппенфюрера СС Герберта Отто Гилле (Herbert Otto Gille). Этот корпус был сильно потрепан в боях в ходе операции «Конрад», но его все равно привлекли к участию в наступлении.


К югу 2-я танковая армия удерживала участок фронта южнее озера Балатон. Но к моменту начала наступления ее уже трудно было назвать танковой армией. Она состояла из четырех дивизий, оснащенных не танками, а штурмовыми орудиями. Ее лучшим соединением была 16-я танково-гренадерская дивизия СС. 2-й танковой армии была поставлена задача захватить город Капошвар. Группа армий «Е» была развернута южнее 2-й танковой армии вдоль реки Драва. Ее задача заключалась в том, чтобы силами трех дивизий захватить большой плацдарм на противоположном берегу Дравы возле Доньи-Михольяца.


Хотя немцы приняли строгие меры безопасности и маскировки, чтобы скрыть переброску войск в Венгрию, Красной армии было известно о готовящемся наступлении. Еще 12 февраля западные союзники передали русским материалы перехвата о перемещениях войск. К концу февраля у командования Красной армии исчезли все остатки сомнений, когда против советских войск в Словакии началась последняя успешная операция войск СС под названием «Южный ветер». В ходе того наступления 1-й танковый корпус СС ликвидировал плацдарм Красной армии на реке Грон.


Острие наступления немцев было направлено против 3-го Украинского фронта, созданного в октябре 1943 года. Части и соединения этого фронта участвовали во многих советских наступлениях, результатом которых стало освобождение к августу 1944 года Украины и Молдавии от немецкой оккупации. Затем 3-й Украинский фронт захватил Румынию, Болгарию и Югославию. После этого Ставка перебросила войска фронта на север в Венгрию, где они помогли 2-му Украинскому фронту Малиновского взять в кольцо Будапешт и сорвать все попытки немцев прорвать блокаду города.


Пока немцы уничтожали плацдарм на реке Грон, Ставка отдала распоряжение Толбухину и Малиновскому подготовить новое наступление с целью захвата Вены и Братиславы. Советский руководитель Иосиф Сталин назначил начало наступления на 15 марта. Таким образом, Толбухину пришлось не только готовиться к предстоящему наступлению, но и разрабатывать планы обороны от наступающих немцев.


Толбухин создал глубоко эшелонированную оборону, в которой большое внимание было уделено противотанковым заграждениям и простреливаемым зонам поражения. Каждый эшелон обороны имел множество укрепленных полос. В первых двух полосах обычно создавали две и более линий траншей. В целом глубина обороны у Толбухина составляла 30 километров. Но поскольку оборонительные линии создавали поспешно, солдатам удалось лишь натянуть колючую проволоку в некоторых местах, а времени на сооружение бетонных долговременных оборонительных сооружений у них не осталось.


В составе 3-го Украинского фронта было примерно 406 тысяч человек личного состава, а также 407 танков, самоходных артиллерийских установок и противотанковых орудий. Поддержку сухопутным войскам оказывала советская 17-я воздушная армия, имевшая 965 самолетов.


На правом фланге 3-го Украинского фронта разместилась 4-я гвардейская армия. Она состояла из трех стрелковых корпусов, в каждом из которых было по три стрелковых дивизии. Главная задача 4-й гвардейской армии заключалась в обороне города Секешфехервар. На правом фланге армии развернулись войска 23-го танкового корпуса, которые действовали в качестве подвижного резерва.


Слева от 4-й гвардейской армии развернули 26-ю армию генерал-лейтенанта Николая Гагена. Она встала на пути наступавшей 6-й танковой армии немцев. Армия Гагена отвечала за участок фронта от Шерегейеша до Балатона. Поскольку немцы должны были нанести главный удар по 30-му стрелковому корпусу, он получил половину всей артиллерии 3-го Украинского фронта и большое количество противотанковых средств.


18-й танковый корпус, вошедший в подвижный резерв Толбухина, разместили в районе населенного пункта Сарошд, где он легко мог оказать поддержку 4-й гвардейской армии или 26-й армии — в зависимости от складывающейся обстановки. 1-й гвардейский механизированный корпус также развернули непосредственно за боевыми порядками 26-й армии.


57-я армия заняла оборону южнее 26-й армии Гагена. Имея в своем составе два стрелковых корпуса, она получила задачу удерживать участок фронта от берега Балатона до реки Дравы. Хотя у этой армии было всего шесть пехотных дивизий, в каждой из них имелось немного больше личного состава, чем в других дивизиях из состава советских армий. Ее развернули на пути наступления 2-й танковой армии. 5-й гвардейский кавалерийский корпус находился северо-восточнее, и таким образом, мог оказать поддержку либо 57-й, либо 26-й армии.


Вдоль северного берега Дравы к югу от 57-й армии развернули шесть пехотных дивизий 1-й болгарской армии. По численности личного состава они вдвое превосходили советские дивизии, однако боевого опыта у болгарских солдат было мало. Ставка считала, что противник вряд ли нанесет главный удар на удерживаемом болгарами участке, потому что немцам было бы трудно переправиться через Драву. Тем не менее, Толбухин был готов направить часть войск из состава 57-й армии на юг, чтобы помочь болгарам в случае необходимости. Слева от болгар разместился 12-й армейский корпус 3-й югославской армии, которая не входила в состав фронта Толбухина.


Вторую полосу обороны Толбухин доверил 27-й армии. Она состояла из трех гвардейских пехотных корпусов, однако во всех ее дивизиях было значительно меньше личного состава и техники, чем в 26-й армии. 27-я армия заняла оборону на участке от озера Веленце до Дуная.


Внешне казалось, что у Красной армии в этом районе огромное количество войск, однако типичное советское соединение было меньше немецкого. Например, танковый корпус Красной армии по количеству личного состава и техники соответствовал немецкой танковой дивизии.


У Толбухина в его секторе были и другие воинские формирования, но по приказу Ставки использовать их ему было запрещено. Одним из них была 9-я гвардейская армия, которая должна была перейти в наступление на Вену. Толбухин из личного опыта знал, что даже если на 3-м Украинском фронте будет складываться критическая обстановка, использовать эти войска ему скорее всего не разрешат.


В целом немецкая разведка точно оценила количество советских армий, корпусов и дивизий, на которые предстояло наступать германским войскам. Но она не обнаружила гвардейские механизированные и гвардейские кавалерийские корпуса, развернутые вдоль направления наступления 6-й танковой армии, не сумела определить месторасположение двух корпусов 27-й армии, и неточно оценила численность и оперативное построение советских войск.


Упущения у немецкой разведки были серьезные, но они не имели особого значения в сравнении с другими факторами, которые повлияли на немцев до и в ходе наступления. Меры безопасности, принятые немцами в попытке ввести противника в заблуждение, в итоге оказались тщетными. Приказы доходили только до корпусного уровня. Это оказало пагубное воздействие на конечный этап подготовки к наступлению. Кроме того, некоторые районы сосредоточения находились в 20 километрах от исходных рубежей для выдвижения. Ситуация усугублялась еще и тем, что командирам запретили своими силами проводить рекогносцировку местности с целью выявления позиций противника в непосредственной близости от своих войск.


Дитриха и штаб 6-й танковой армии очень тревожило место, выбранное для проведения наступления. Оно было уязвимо для советского удара севернее Секешфехервара. Кроме того, направление наступления пересекали несколько рек и каналов, и это грозило замедлить продвижение германских войск. Более того, только две трети дорог имели покрытие, а те грунтовые дороги, что были показаны на картах, немцы использовать не могли, так как на самом деле это были не более чем узкие тропы.


И последнее, по очереди, но не по значению. Погода в это время года обязательно должна была помешать движению гусеничных машин из состава немецких танковых дивизий. Ранняя весенняя распутица весной 1945 года превратила весь этот район в сплошное болото. Каналы и дренажные канавы не справлялись с потоками воды. В первые дни наступления танковые дивизии СС теряли танки из-за раскисшей земли. Немецкие танки зачастую по башню вязли в грязи. Самые большие проблемы были с «Королевскими тиграми». Командиры некоторых частей, участвовавших в наступательной операции, просили отложить наступление до тех пор, пока грязь не замерзнет из-за снижения температуры либо не высохнет. Гитлер и его советники отвечали отказом на все эти просьбы.

Просмотров: 24 | Добавил: coglebe1975 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz